Головна События церковной жизни 6 февраля — блж. Ксении Петербургской (XIX)

6 февраля — блж. Ксении Петербургской (XIX)

написано Andrey
182 переглядів

Свя­тая бла­жен­ная Ксе­ния ро­ди­лась меж­ду 1719 и 1731 го­да­ми. О ро­ди­те­лях свя­той, ее дет­ских и от­ро­че­ских го­дах ни­че­го не из­вест­но. Из­вест­но только, что от­ца бла­жен­ной зва­ли Гри­го­ри­ем.

По до­сти­же­нии со­вер­шен­но­ле­тия Ксе­ния Гри­го­рьев­на со­че­та­лась бра­ком с при­двор­ным пев­чим, пол­ков­ни­ком Ан­дре­ем Фе­одо­ро­ви­чем Пет­ро­вым, и жи­ла с су­пру­гом в Санкт-Пе­тер­бур­ге. Но не­дол­го су­дил Гос­подь мо­ло­дой че­те ид­ти вме­сте по жиз­нен­но­му пу­ти: Ан­дрей Фе­одо­ро­вич вне­зап­но скон­чал­ся, оста­вив су­пру­гу вдо­вою на два­дцать ше­стом го­ду ее жиз­ни.

Это тра­ги­че­ское со­бытие из­ме­ни­ло жизнь мо­ло­дой жен­щи­ны. Она бы­ла глу­бо­ко по­тря­се­на тем, что ее муж скон­чал­ся без долж­но­го хри­сти­ан­ско­го при­го­тов­ле­ния и не успел при­не­сти по­ка­я­ние. Ксе­ния ре­ши­ла, что по­дви­гом жиз­ни она вы­мо­лит у Бо­га про­ще­ние пре­гре­ше­ний ра­ба Бо­жи­его Ан­дрея.

В день по­хо­рон му­жа Ксе­ния Гри­го­рьев­на на­де­ла его одеж­ду и всем, об­ра­щав­шим­ся к ней с со­бо­лез­но­ва­ни­я­ми, го­во­ри­ла, что умер не Ан­дрей Фе­до­ро­вич, а умер­ла его су­пру­га Ксе­ния Гри­го­рьев­на. С это­го мо­мен­та она действи­тель­но умер­ла для ми­ра, при­няв на се­бя тя­же­лей­ший по­двиг – по­двиг юрод­ства Хри­ста ра­ди.

Она сра­зу как бы за­бы­ла все зем­ное, че­ло­ве­че­ское, все ра­до­сти и уте­хи, и вслед­ствие это­го мно­гим ка­за­лась как бы су­масшед­шей, ли­шив­шей­ся рас­суд­ка. Так на нее ста­ли смот­реть да­же ее род­ные и зна­ко­мые, и осо­бен­но по­сле то­го, как Ксе­ния раз­да­ла ре­ши­тель­но все свое иму­ще­ство бед­ным, а дом по­да­ри­ла сво­ей хо­ро­шей зна­ко­мой, Па­рас­ке­ве Ан­то­но­вой. Род­ные Ксе­нии, по­ла­гав­шие, что мо­ло­дая вдо­ва ли­ши­лась рас­суд­ка из-за сва­лив­ше­го­ся на ее пле­чи го­ря, по­да­ли да­же и про­ше­ние на­чальству умер­ше­го Ан­дрея Фе­одо­ро­ви­ча, про­ся не поз­во­лять Ксе­нии в безум­стве раз­да­вать свое иму­ще­ство. На­чальство умер­ше­го Пет­ро­ва вызва­ло Ксе­нию к се­бе, но по­сле раз­го­во­ра с ней впол­не убе­ди­лось, что Ксе­ния со­вер­шен­но здо­ро­ва, а по­то­му име­ет пра­во рас­по­ря­дить­ся сво­им иму­ще­ством, как ей угод­но.

Осво­бо­див­шись от всех зем­ных по­пе­че­ний, свя­тая Ксе­ния шла тя­же­лым пу­тем юрод­ства Хри­ста ра­ди. Об­ла­чив­шись в ко­стюм му­жа, то есть на­дев на се­бя его бе­лье, каф­тан, кам­зол, она все так же уве­ря­ла лю­дей, что Ан­дрей Фе­одо­ро­вич жив, а умер­ла его су­пру­га Ксе­ния. Она ни­ко­г­да не от­кли­ка­лась, ес­ли ее на­зы­ва­ли Ксе­ни­ей Гри­го­рьев­ной, но все­гда охот­но от­зы­ва­лась, ес­ли ее на­зы­ва­ли Ан­дре­ем Фе­одо­ро­ви­чем.

Ка­ко­го-ли­бо опре­де­лен­но­го ме­сто­жи­тельства Ксе­ния не име­ла. Боль­шей ча­стью она це­лый день бро­ди­ла по Пе­тер­бург­ской сто­ро­не и по пре­иму­ще­ству в райо­не при­хо­да церк­ви свя­то­го апо­сто­ла Мат­фия (ны­не – ули­ца Боль­шая Пуш­кар­ская, дом 35), где в то вре­мя жи­ли в ма­леньких де­ре­вян­ных до­ми­ках не­бо­га­тые лю­ди. Стран­ный ко­стюм бед­ной, ед­ва обу­той жен­щи­ны, не имев­шей ме­ста, где гла­ву при­к­ло­нить, ее ино­ска­за­тель­ные раз­го­во­ры, ее пол­ная кро­тость, не­зло­бие да­ва­ли не­ред­ко злым лю­дям и осо­бен­но улич­ным маль­чиш­кам по­вод и сме­лость глу­мить­ся над бла­жен­ной. Бла­жен­ная же все эти по­но­ше­ния сно­си­ла без­ро­пот­но. Лишь од­на­жды, ко­г­да Ксе­ния уже ста­ла по­чи­тать­ся за угод­ни­цу Бо­жию, жи­те­ли Пе­тер­бург­ской сто­ро­ны ви­де­ли ее в силь­ном гне­ве. Из­де­ва­тельства маль­чи­шек в тот раз пре­вы­си­ли вся­кое че­ло­ве­че­ское тер­пе­ние, они ру­га­лись, бро­са­ли в нее кам­ня­ми и гря­зью. С тех пор мест­ные жи­те­ли по­ло­жи­ли пре­дел ее улич­но­му пре­сле­до­ва­нию.

Ма­ло-по­ма­лу к стран­но­стям бла­жен­ной при­вык­ли. Ко­г­да ко­стюм Ан­дрея Фе­до­ро­ви­ча ис­тлел и рас­пал­ся, свя­тая об­ла­чи­лась в лох­мо­тья. Ей ста­ли пред­ла­гать теп­лую одеж­ду и день­ги, но Ксе­ния ни за что не со­гла­ша­лась про­ме­нять лох­мо­тья и всю свою жизнь про­хо­ди­ла в крас­ной коф­точ­ке и зе­ле­ной юб­ке или на­обо­рот – зе­ле­ной коф­точ­ке и крас­ной юб­ке. Ве­ро­ят­но, в па­мять о цве­тах фор­мен­ной одеж­ды му­жа. Ми­ло­сты­ню она так­же не при­ни­ма­ла, а бра­ла лишь от доб­рых лю­дей «ца­ря на ко­не» (ко­пейки с изоб­ра­же­ни­ем всад­ни­ка[1]) и тот­час же от­да­ва­ла это­го «ца­ря на ко­не» та­ким же бед­ня­кам, как и са­ма она.

Бро­дя це­лы­ми дня­ми по ули­цам Пе­тер­бур­га, Ксе­ния из­ред­ка за­хо­ди­ла к сво­им зна­ко­мым, обе­да­ла у них, бе­се­до­ва­ла, а за­тем сно­ва от­прав­ля­лась стран­ство­вать. Где она про­во­ди­ла но­чи, дол­гое вре­мя оста­ва­лось не­из­вест­ным. Этим за­ин­те­ре­со­ва­лись не только жи­те­ли Пе­тер­бург­ской сто­ро­ны, но и мест­ная по­ли­ция, для ко­то­рой ме­сто­пре­бы­ва­ние бла­жен­ной по но­чам ка­за­лось да­же по­до­зри­тель­ным. Ре­ше­но бы­ло раз­узнать, где про­во­дит но­чи эта стран­ная жен­щи­на и чем она за­ни­ма­ет­ся. Ока­за­лось, что Ксе­ния, не­смот­ря ни на ка­кое вре­мя го­да и по­го­ду, ухо­ди­ла на ночь в по­ле и здесь в ко­ле­но­пре­кло­нен­ной мо­лит­ве про­ста­и­ва­ла до са­мо­го рас­све­та, по­пе­ре­мен­но де­лая зем­ные по­кло­ны на все че­ты­ре сто­ро­ны.

В 1786-1790 го­дах под ру­ко­вод­ством свя­щен­ни­ка Ге­ор­гия Пет­ро­ва и по про­ек­ту ар­хи­тек­то­ра Алек­сея Ива­но­ва на Смо­лен­ском клад­би­ще в Санкт-Пе­тер­бур­ге бы­ла по­стро­е­на ка­мен­ная Смо­лен­ская цер­ковь. Ра­бо­чие, тру­див­ши­е­ся на стро­и­тельстве хра­ма, за­ме­ча­ли стран­ные ве­щи. За вре­мя их от­сут­ствия, но­ча­ми, кто-то но­сил кир­пи­чи на ле­са стро­я­щей­ся церк­ви. На­ко­нец они ре­ши­ли раз­узнать, кто мог быть этот да­ро­вой не­у­то­ми­мый ра­бот­ник, каж­дую ночь тас­ка­ю­щий для них кир­пич. Ока­за­лось, что это бы­ла ра­ба Бо­жия бла­жен­ная Ксе­ния.

За ве­ли­кие ее по­дви­ги и тер­пе­ние Гос­подь еще при жиз­ни про­сла­вил свою из­бран­ни­цу. Ра­ба Бо­жия Ксе­ния спо­до­би­лась да­ра про­зре­ния сер­дец и бу­ду­ще­го. Она пред­рек­ла кон­чи­ну им­пе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны (1762) и мо­ло­до­го им­пе­ра­то­ра Ио­ан­на Ан­то­но­ви­ча (1764), по­мог­ла од­ной де­ви­це из­бе­жать бра­ка с бег­лым ка­торж­ни­ком, вы­да­вав­шим се­бя за уби­то­го им пол­ков­ни­ка.

Уча лю­дей прав­ди­во­сти, бла­жен­ная Ксе­ния не­ред­ко от­кры­ва­ла и тай­ны тех лиц, ко­го она на­ве­ща­ла. Куп­чи­хе Кра­пив­ни­ной пред­ска­за­ла кон­чи­ну при­кро­вен­но, го­во­ря: «Зе­ле­на кра­пи­ва, но ско­ро увя­нет», а од­ной бед­ной де­ви­це – за­му­же­ство.

Од­на­жды она ска­за­ла сво­ей ста­рой зна­ко­мой Па­рас­ке­ве Ан­то­но­вой, той са­мой, ко­то­рой по­да­ри­ла дом, что­бы та не­мед­лен­но шла на Смо­лен­ское клад­би­ще: «Вот ты тут си­дишь да чул­ки што­па­ешь, а не зна­ешь, что те­бе Бог сы­на по­слал!» Па­рас­ке­ва в не­до­у­ме­нии по­шла в сто­ро­ну клад­би­ща и вдруг уви­де­ла тол­пу на­ро­да. Ока­за­лось, что эки­паж за­да­вил на­смерть бе­ре­мен­ную жен­щи­ну, ко­то­рая успе­ла пе­ред кон­чи­ной раз­ре­шить­ся от бре­ме­ни маль­чи­ком. Па­рас­ке­ва взя­ла его се­бе, и так как не мог­ла ни­где отыс­кать от­ца мла­ден­ца, усы­но­ви­ла его. Вос­пи­тан­ный ею при­ем­ный сын по­чи­тал ее как мать и в ста­ро­сти бе­рег по­кой Па­рас­ке­вы, ко­то­рая бла­го­да­ри­ла бла­жен­ную за ве­ли­кую ра­дость.

Жи­те­ли Пе­тер­бург­ской сто­ро­ны за­ме­ча­ли, что ес­ли бла­жен­ная возь­мет на ру­ки боль­ное ди­тя или бла­го­сло­вит его, оно не­пре­мен­но выздо­ро­ве­ет. Ес­ли возь­мет ка­кую-ни­будь ме­лочь из лав­ки куп­ца – тор­гов­ля бу­дет успеш­ной. Ес­ли она зай­дет в дом, то в до­ме бу­дут ца­рить мир и со­гла­сие.

Бла­жен­ная Ксе­ния нес­ла по­двиг доб­ро­воль­но­го безу­мия 45 лет и скон­ча­лась око­ло 1803 го­да. Те­ло ее бы­ло по­гре­бе­но на Смо­лен­ском клад­би­ще. И мно­го зна­ме­ний ми­ло­сти Бо­жи­ей на­ча­ло со­вер­шать­ся у ее гро­ба. По со­вер­ше­нии па­ни­хи­ды над ее мо­гил­кой ст­раж­ду­щие по­лу­ча­ли ис­це­ле­ния, в се­мьях во­дво­рял­ся на­ру­шен­ный мир, нуж­да­ю­щи­е­ся по­лу­ча­ли им не­об­хо­ди­мое.

Лю­ди, по­чи­тав­шие бла­жен­ную Ксе­нию, раз­би­ра­ли зем­лю с ее мо­гиль­но­го хол­ма, так что холм на­сы­па­ли не­сколько раз. Поз­же на ме­сте хол­ма бы­ла по­ло­же­на ка­мен­ная пли­та, ко­то­рую так­же раз­би­ра­ли по ка­муш­кам. В тре­тьей чет­вер­ти XIX ве­ка на этом ме­сте бы­ла по­стро­е­на ма­ленькая ча­сов­ня, а в 1902 го­ду по про­ек­ту ар­хи­тек­то­ра Алек­санд­ра Все­сла­ви­на бы­ла воз­ве­де­на боль­шая ка­мен­ная ча­сов­ня. В со­вет­ские го­ды ча­сов­ню за­кры­ли, но ни­ка­ки­ми уси­ли­я­ми без­бож­ни­ков не­воз­мож­но бы­ло за­глу­шить в на­ро­де па­мять о бла­жен­ной и ве­ру в ее мо­лит­вен­ное пред­ста­тельство пред пре­сто­лом Бо­жи­им.

Дру­гое па­мят­ное ме­сто, свя­зан­ное со свя­той Ксе­ни­ей, на­хо­дит­ся на Пет­ро­град­ской сто­ро­не – это ули­ца Лах­тин­ская, где Ксе­ния жи­ла с су­пру­гом. Дом их на­хо­дил­ся ли­бо в на­ча­ле ули­цы, впо­след­ствии на­зван­ной по име­ни ее му­жа – «Ан­дрея Пет­ро­ва» (с 1877 го­да – Лах­тин­ская), то есть око­ло Боль­шо­го про­спек­та, ли­бо меж­ду до­ма­ми 15 и 19 по Лах­тин­ской ули­це (в 2019 го­ду здесь был воз­ве­ден храм свя­той Ксе­нии Пе­тер­бург­ской).

По­сле мно­го­лет­не­го на­род­но­го по­чи­та­ния бла­жен­ная Ксе­ния Пе­тер­бург­ская, Хри­ста ра­ди юро­ди­вая, бы­ла при­чис­ле­на к ли­ку свя­тых 6 июня 1988 го­да на По­мест­ном Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. А еще ра­нее – 24 сен­тяб­ря 1978 – Ксе­ния Пе­тер­бург­ская бы­ла ка­но­ни­зи­ро­ва­на Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью За­гра­ни­цей. Хра­мы во имя свя­той Ксе­нии на­хо­дят­ся во мно­гих стра­нах ми­ра, а изоб­ра­же­ние ее мож­но уви­деть да­же на но­во­зе­ланд­ских мо­не­тах.

0 коментарів
0

You may also like