Головна Воскресная проповедь Вера апостола Фомы, или Почему мы не имеем права называть себя верующими

Вера апостола Фомы, или Почему мы не имеем права называть себя верующими

написано Вячеслав Дячок
123 переглядів

С легкой иронией, мы назваем ап. Фому неверным. Но, невернен ли он? Сможем ли мы когда-нибудь достичь его «неверности»? И что вообще собой представляет наша вера в Бога?

Апостол Фома был единственным из всех учеников Христа, который, идя за Ним в Иерусалим, смог сказать: «Пойдем и мы умрем с Ним» (Ин. 11:16). И мне кажется, что его слова: «Не поверю, если не увижу» (Ин. 20:25), сказанные по поводу Воскресения Христова, говорят не столько о его неверии, столько о его жажде скорейшей встречи со своим Учителем.

А что собой вообще представляет наша вера в Бога? Я знаю много людей, которые «верят в Бога в душе». Их Бог похож на личного домового: добрый, покладистый, все им прощает, и очень на похож на своего хозяина.

Я считаю себя верующим в Бога, о котором говорит Библия и учит моя Матерь-Церковь. Но беда в том, что само Евангелие не дает мне ни малейших оснований считать себя верующим. Все те «знамения», которые должны, согласно Слову Божию, сопровождать жизнь верующего человека, ко мне не имеют никакого отношения (Марк 16: 17-18). Бесов я не изгоняю, язык знают только тот, которому родители научили. В руки не то, что змею – ужа побоюсь взять. Если что-то смертное выпью – умру стопроцентно. Руки мои, возложенные на больных, будут для последних как мертвому припарка. С передвижением гор с одного места на другое тоже проблемы. Так что, мое право называться верующим под большим сомнением. Обнадеживает только то, что многие люди, которые также не обладали всеми этими свойствами, сейчас смотрят на меня с домашнего иконостаса. Значит все-таки есть и для меня надежда.

Обнадеживает только то, что многие люди, которые также не обладали всеми этими свойствами, сейчас смотрят на меня с домашнего иконостаса.

Можно заметить, как в последние годы наша вера просеивается Богом через специфические решета. Одно испытание было связано с чистотой веры. Те, у кого вера представляла собой сплав религиозно-политических убеждений, кто в Евангелии от Иоанна слышал: «В начале был украинец (русский, американец, поляк…), и украинец был у Бога, и украинец был бог…», стали постепенно отпадать от Церкви. В ней остались те люди, которые не путали политику и веру, не смешивали Божие с кесаревым.

Теперь наша вера испытывается с другой стороны. Пришел вирус и возникла реальная угроза для жизни людей. СМИ начали истерично нагнетать обстановку страха и паники. Получилось так, что вирус и связанный с ним страх смерти, стали теми двумя руками, которые пытаются задушить в нас веру. Разумная реакция на это искушение, казалось бы, проста и очевидна: береги себя и близких, защищайся, будь осторожен, но ни в коем случае не поддавайся страху и панике. Но не все так просто.

Где та граница, которая проходит между малодушием, маловерием и разумной, трезвой осторожностью? Линия разграничения протянулась через наши души и храмы. Доверие Промыслу Божию боролось с внутренними страхами и опасениями. Человеческий, а вернее животный страх за жизнь, сцепился в поединке с заповедью Христа: «Не бойтесь убивающих тело (сюда же относится и коронавирус), души же не могущих убить» (Мф. 10:28). «Будь верен до смерти» (Откр. 2:10) – говорит нам Бог. Но вот когда эта смерть стала заглядывать по окнам и корчить рожицы, то нам стало реально страшно. Это тоже испытание веры.

Где та граница, которая проходит между малодушием, маловерием и разумной, трезвой осторожностью? Линия разграничения протянулась через наши души и храмы.

Странное дело, когда смерть ходила к нам в гости в индивидуальном порядке, то социальное стадо чувствовало себя комфортно и нимало об этом не беспокоилось. Но как только по телевизору сказали, что могут начаться групповые погрузки на кладбище, все вдруг резко всполошились. А какая, по большому счету, разница? В составе группы или в одиночку ты пойдешь дорой смерти, что от этого изменится? Все-равно ведь вопрос стоит не в количестве твоих спутников на кладбище, а в твоем личном отношении к своей собственной смерти. И это опять-таки вопрос нашей с вами веры.

Если мы будем бояться сейчас, то значит будем бояться всегда. Суть проверки заключалась в следующем – до какой меры уступок в вере мы можем дойти в своем страхе? На что мы готовы пойти, лишь бы сберечь свою жизнь? Где проходит граница допустимого для нас компромисса?

Каждый записал в тетрадке своего сердца ответы на поставленные вопросы. Урок закончен, результаты будут оглашены на суде Божьем.

Все те, кто посмеет думать, верить, жить не по установленным тоталитарной властью правилам, будут объявлены врагами рода человеческого.

Есть и еще одна грань во всех этих испытаниях. События недавнего времени говорят о том, что похоже в мировой истории начинается последняя, уже ничем не завуалированная, война сатаны и его слуг с Богом за человеческие души. Пресловутые «права человека» будут вскоре забыты, а фиговые листочки «демократических свобод» выброшены в мусорник. На арену выйдет мировая диктатура. А все те, кто посмеет думать, верить, жить не по установленным тоталитарной властью правилам, будут объявлены врагами рода человеческого.

Карантинные мероприятия – неплохая апробация техники контроля над людьми по всей территории земного шара. Главным рупором вещания воли земного «пантократора» становятся, как всегда, СМИ. Коронавирус показал качественную эффективность их работы в период карантина. Полуправда, полуложь, сгущение красок, «правильная» расстановка акцентов плюс отсутствие критического мышления у тех, на кого все это направлено, дают почти стопроцентный успех журналистской прислуге нового мирового порядка. Мы бы и понятия не имели о существовании коронавируса, если бы не мощная информационная поддержка этого нового бренда. Сегодня в мире умирают тысячи людей от иных болезней, которые передаются таким же путем, как и новый вирус.

Враг нигде и везде одновременно. Он будет стараться проникнуть в наше с вами сердце. И когда он исчерпает все средства и возможности, чтобы это сделать, последним его оружием будет страх, рядом с которым будут стоять уныние и отчаяние.

Мы понимаем, что в этой новой войне за спиной СМИ и вируса спрятался кто-то другой. Тот, которого не видно, не слышно, но кто на самом деле всем этим управляет, кто разрабатывает стратегию и тактику этой битвы. В этом особенность новой войны. Враг нигде и везде одновременно. Он будет стараться проникнуть в наше с вами сердце. И когда он исчерпает все средства и возможности, чтобы это сделать, последним его оружием будет страх, рядом с которым будут стоять уныние и отчаяние.

Но и нам нужно понимать, что попытка дьявола нас запугать – это уже, по сути, его капитуляция. Потому что он знает не хуже нас с вами, что верующему во Христа уже нечего бояться. Потому что «ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8:39).

Источник: https://spzh.news/

0 коментарів
1

You may also like