Головна Події церковного життя КИЕВО-ПЕЧЕРСКАЯ ЛАВРА И ЕЁ СВЯТЫЕ

КИЕВО-ПЕЧЕРСКАЯ ЛАВРА И ЕЁ СВЯТЫЕ

написано Andrey
97 переглядів

11 октября Церковь чествует всех преподобных Киево-Печерских, в Ближних пещерах почивающих. Предлагаем вспомнить историю основания Лавры и жития некоторых её святых.

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО

В самом центре Киева находится большой монастырь — Святая Успенская Киево-Печерская Лавра. На склоне Днепра расположились красивые храмы, величественные постройки, прекрасные сады и дорожки, вымощенные старинным камнем. Но самое сердце монастыря кроется… под землей. Ведь недаром его называют Печерским, то есть, говоря современным языком, — пещерным. Внизу, под высокими днепровскими холмами скрывается лабиринт из узких (не разминуться и двум людям) коридоров. Зайти сюда может любой желающий. Правда, стоит прихватить с собою свечку, ведь там, внизу, очень темно, а местами царит абсолютный мрак.

Здесь, в пещерах, и хранится до сих пор самое главное сокровище Лавры. Только это не золотые монеты, не драгоценные камни и не дорогая церковная утварь. Это святые люди. Вдоль стен на протяжении всего подземного лабиринта покоятся мощи* киевских святых — от IX до XX века. Почти все они при жизни были связаны с Киево-Печерской Лаврой.

Но самые первые из них прославились еще до Крещения Руси…

СВЯТЫЕ ВИКИНГИ

В самом центре древнего Киева шумит толпа. Воины, приближенные князя, простые горожане и, конечно, жрецы — служители древнерусских богов Перуна и Велеса. Люди обступили крепкий деревянный дом и гневно кричат что‑то хозяину, стоящему в дверях, но приблизиться не решаются. Слишком хорошо знают, на что он способен с мечом в руках.

Хозяин дома — Тур — сам родом из викингов, или, как их тогда называли, варягов — суровых воинов с холодных берегов Балтийского моря. С детства привыкшие сражаться, они не дорожили в бою собственной жизнью, наводя на врагов ужас своей отчаянностью. Вот и сейчас, как бы ни кипели гневом осаждающие, но подойти ко входу в дом все же никто не рискнул.

А причина их ярости в том, что княжеский дружинник и искусный воин пошел даже не против князя… Против богов!

Конечно, в последнее время среди жителей Киева стало появляться все больше христиан, даже бабушка нынешнего князя Владимира — княгиня Ольга, была христианкой. Да и брат князя Ярополк, говорят, симпатизировал христианам. Но теперь ослабевшая было языческая вера вновь набирает силу! Сам князь Владимир приложил к этому руку. По его приказу в центре города воздвигли идол верховного бога Перуна, а жрецы заговорили о старых традициях: пора по‑настоящему задобрить богов и принести им в жертву человека.

Летопись сохранила до наших дней рассказ о том событии: «И сказали старцы и бояре: «Бросим жребий на отроков и девиц, на кого падет он, того и зарежем в жертву богам»».

Жребий выпал сыну княжеского дружинника, варяга Тура. Все ждали, что он не станет противиться такому решению. Варяги ведь особо почитают языческих богов — воинственных и беспощадных.

Но услышав о том, что его сыну, Иоанну, выпал жребий, Тур лишь рассмеялся:
— Не боги это, а дерево. Нынче есть, а завтра сгниет. Есть лишь один Бог. Он сотворил небо и землю, звезды, луну и солнце. Человека тоже сотворил Он и предназначил ему жить на земле. А эти боги что сотворили? Они сами сотворены. Не дам сына моего бесам.

Вот это новость! Неужели бесстрашный воин-варяг — христианин? Конечно, он долгое время прожил в Византии, служил там в армии императора, где многие варяги принимали христианство… Но как‑то все же не верится. Хотя чего тут удивляться: ведь Тур принял новое, христианское имя — Феодор, да и сына крестил христианским именем Иоанн.

Толпа идет на штурм. Раз, другой… Но отец с мечом в руках не подпускает штурмующих к сыну. Кто тут рассказывал, будто христианство — вера слабаков? Феодор принял решение пожертвовать собой: либо защитить своего сына, либо погибнуть вместе с ним. И в честном бою его непросто было одолеть даже толпе.

Пришлось идти на хитрость… Дом Феодора стоял на столбах. Враги подрубили их, и дом обрушился, похоронив под собою двух варягов — отца и сына, ставших первыми христианскими мучениками Руси.

А где же был в то время киевский князь Владимир? Об этом ничего не известно. Но героическая смерть его верного воина, не отдавшего сына на растерзание жрецам, наверняка потрясла князя. Все чаще и чаще начал задумываться Владимир о выборе другой веры, об отказе от кровавых жертв. Однако прошло еще около десяти лет, прежде чем этот выбор был сделан. Князь Владимир сам принял крещение, а после собственноручно срубил идол Перуна, сбросив его в Днепр. На месте гибели Феодора и Иоанна в знак покаяния он построил первую в Киеве церковь, названную Десятинной…

В начале ХХ века в центре города проводились раскопки. Киев много раз разрушали, город горел — со времен князя Владимира почти ничего даже из каменных построек не сохранилось. Не стало и Десятинной церкви. А вот разрушенный фундамент того простого деревянного дома на столбах археологи нашли сохранившимся.

Может быть, совпадение, а может, и что‑то большее. Ведь и мощи его хозяев, святых викингов Феодора и Иоанна, тоже по сию пору покоятся в пещерах Киевской Лавры.

АНТОНИЙ

Прошло еще несколько десятилетий. И вот — шумит Киев на берегу Днепра. Теперь он столица Руси, один из самых больших и могущественных городов Европы. Совсем немного времени прошло с того дня, когда князь Владимир срубил идол Перуна, но как много изменилось! Нет больше кровавых жертвоприношений, зато строятся первые христианские храмы. И вот удивительное дело: вслед за новой верой из Византии пришли и ученые люди, принесшие на Русь письменность, а следом архитекторы, иконописцы… Не только церковное искусство — даже простые ремесла и те стали развиваться куда быстрее.

Город изменился буквально на глазах. Все чаще в нем можно увидеть заморских гостей, приехавших посмотреть на новый Киев. Но вот среди толпы приезжих греков — монах-славянин. По всему видно — местный. Только сильно загорел на южном солнце.

И действительно, монах Антоний родился даже севернее Киева, в местечке Любеч. Свою первую пещеру Антипа (такое имя он получил при рождении) ископал совсем еще ребенком. Согласитесь: желание странное. Но не будем поспешны в своем удивлении. Многие талантливые люди в детстве и иности пробовали себя в роли взрослых. И всякий раз в подобных случаях мы имеем дело с людьми, у которых в груди горит особый огонь. Это огонь поиска. А загорелся Антипа так, потому что много путешествовал по южным странам. А потом, возвращаясь обратно, остановился в греческом монастыре на Афоне, принял там постриг и хотел уже остаться навсегда. Но опытный монах, его духовный наставник, велел Антонию вернуться на родину.

На Афоне монахов и так немало, монашеская жизнь кипит. А вот на Руси монастырей еще почти нет. Там‑то и предстояло потрудиться Антонию.

В шумном Киеве он не остался, но и далеко отходить от столицы не стал. Антоний в поисках места жительства отправился в пригородные угодья. А куда бы пошли вы? Может быть, туда, где хоть что‑нибудь напоминало бы вам о родных местах? В Любече было озеро Берестово. Под Киевом рос такой же березовый лес над Днепром, и сельцо также называлось Берестово. На днепровском берегу Антоний отыскал пещеру. Эту пещеру вырыли варяги. Варяжские купцы в то время вели своеобразную торговлю. Впрочем, не только они одни. В больших укрепленных городах товары покупали, а маленькие, плохо защищенные просто грабили с тем, чтобы награбленное продать в другом городе. В пещерах же прятались от непогоды и скрывали там сокровища. Эти сокровища иногда находят и сегодня.

Хотя Антоний никого и не звал с собой, но люди приходили к нему сами. Когда их стало двенадцать, построили первую церковь. Потом создали монастырь. Правда, быть его настоятелем Антоний не захотел, попросил избрать кого‑то еще из братьев. А позже, когда монахов стало больше, попытался вновь уединиться. Ушел на соседний холм и выкопал новую пещеру. Да только и там вокруг него вновь стали селиться ученики…

Удивительно, но сегодня среди множества святых, чьи мощи покоятся в Лавре, нет ее основателя и отца всего отечественного монашества — Антония. Всю жизнь мечтавший об уединении, преподобный смог, наконец, получить его только после своей кончины. Чувствуя, что его час близок, Антоний собрал братьев, попрощался с ними и попросил не выставлять его мощи для поклонения. Потом зашел в свою келью — и земля осыпалась за ним, полностью завалив проход.

Хотя все приблизительно знают, где располагалась келья, но даже в наше время настырным археологам так и не удалось раскопать ее и потревожить святого основателя Лавры.

ЧУДЕСА КАЖДЫЙ ДЕНЬ

Православная традиция называет чудеса преодолением законов бытия. В жизни Лавры такое происходило часто, да и сейчас случается то или иное чудо.

Например, во время строительства Успенского собора, когда мастера заканчивали внутреннюю отделку храма, внезапно на горнем месте, где находится трон архиерея, чудесно изобразился лик Богородицы, из него вылетел голубь и летал «к образу Спасову» и к изображениям святых мучеников Артемия, Полиевкта, Леонтия, Акакия, Арефы, Иакова и Феодора, частицы мощей которых были вручены строителям Матерью Божией во Влахерне и положены в основание храма. Белый голубь перелетал от одного образа к другому, садясь святым то на руку, то на главу, и, подлетев, наконец, к наместной иконе Богородицы, скрылся за этой иконой.

Многие чудеса неразрывно связаны с подвижниками обители. Так, в труде иеромонаха Афанасия Кальнофойского, изданном в 1638 году под названием «Тератургима», рассказано о 64 чудесах, бывших от мощей. Например: «Лета 1621 князь Павел Курцевич такой больной на глаза, что не только ничего не видел, но от тяжелой болезни еле ходить с поддержкой мог, пришел в Печерский монастырь… Увидела братия святой обители, как он страдает, пожалела его и сказала ему: «Господин Курцевич, эта святая Лавра является чудотворной, и многие из тех, кто с верой приходили сюда, молитвами преподобных отцов наших Антония и Феодосия получали исцеление. И ты тоже (хотя и не православной нашей, а латинской веры) попроси иерея, чтобы на утро отслужил в пещере преподобного Антония службу. Ты, послушав святую Литургию, от креста святого Марка пещерного, что на раке с мощами его лежит, водой святой глаза с верой промыв, исцеление по молитвам святого (а многих силою Христовою исцеляет), надеемся, получишь». Тот все исполнил, приложился к святым мощам и ушел. «И немедленно в то же время прекратилась его болезнь… И так с тех пор зрение вернулось к нему и он уздоровился».

Есть истории и весьма поучительные. Один из келейников католического епископа в 1628 году, будучи в пещерах, стал ругать святые мощи, таскал их за волосы и говорил: «Не эти святые, но Русь мертвые засушила тела, чтобы обманывать тех, кто приходит». Когда вышел из пещеры, сел на своего коня и поехал в путь вместе с господином своим епископом. И только вышли из монастыря — конь его пал с ним и поломал передние ноги, да так, что там и сдох. Сам же келейник весьма разбился. Потом еще много зла случилось с ним, пока вскоре, в том же году был убит».

ФОРПОСТ ПРАВОСЛАВИЯ

Особые испытания предстояло пройти обители в XVII веке, когда она стала одним из немногих монастырей Украины, не перешедших под юрисдикцию униатов. Это было время жестокой борьбы за веру, и монахи вышли из этой борьбы победителями.

Первый раз вооруженные отряды сторонников унии подошли под стены обители в 1596 году. Король успел издать указ о переходе монастыря в руки униатов, и монахам осталось лишь покинуть родную обитель. Инокам во главе с архимандритом Никифором Туром пришлось даже осваивать азы военного дела и вместе с православными киевлянами в буквальном смысле отражать атаки неприятеля. Вторая попытка униатов овладеть монастырем в 1598 году была также безрезультатна. Монастырю удалось также отстоять силой свои обширные имения.

При архимандритах Елисее Плетенецком и Захарии Копыстенском в монастыре работала основанная в 1616 году типография. Вокруг нее объединялись известные писатели, ученые-богословы, художники, в частности Павел Беринда, Захария Копыстенский, Петр Могила, Иннокентий Гизель, Александр и Антоний Тарасевичи. Здесь вышли в свет роскошно оправленные и украшенные гравюрами жития святых, Евангелия, акафисты, Псалтыри, буквари, календари, произведения по истории Церкви. В 1631 году митрополит Петр Могила открыл здесь школу, которая впоследствии была соединена с братским училищем, что послужило началом Киево-Могилянской коллегии.

ЖЕНСКАЯ ПЕЧЕРСКАЯ ОБИТЕЛЬ

Наверное, обыватель очень удивится, узнав, что Печерский монастырь когда‑то имел и женскую «часть». С начала XVII века письменные источники упоминают о существовании напротив Святых врат Лавры женского Вознесенского Киево-Печерского монастыря, чьей игуменьей стала в конце столетия принявшая монашество мать гетмана Украины Ивана Мазепы.

В 1711 году обитель упразднили, а ее инокинь присоединили к числу насельниц другого киевского женского монастыря, Флоровского. Существует мнение, будто закрытие Вознесенской обители было актом глумления российского царя Петра I над памятью Мазепы за переход последнего на сторону шведов в Северной войне.

Но есть и другая точка зрения, согласно которой поступок гетмана и судьба обители не связаны между собой. Дело в том, что еще в 1707 году, до перехода Мазепы к шведам, на прилегающей к Лавре территории началось предписанное указом Петра I строительство большой крепости, требовавшее значительного преобразования лаврских окрестностей. Но даже после упразднения Вознесенского монастыря, превращенного в приход, многие его постройки, в том числе храм, оставались на своем месте.

ЧТО ОБЩЕГО МЕЖДУ КИЕВОМ И ПИЗОЙ?

Мало кто знает, что Большая Лаврская колокольня наклонена на 62 см в северо-восточном направлении. Огромную звонницу возвел в 1744 году архитектор Иоганн Шедель. Высотой 96 метров, она стала для своего времени самым грандиозным башенным сооружением не только Украины, но и всей Восточной Европы. После окончания строительства Шедель заявил: «Тебя, величавое творение, созданное моей энергией и воображением, торжественно встретят потомки!»

Наклон колокольни связан, по‑видимому, с тем, что стоит она вблизи оползневых склонов высокого правого берега Днепра. Однако, в отличие от знаменитой Пизанской башни, Большая Лаврская колокольня не «падает», т. е. наклон ее не увеличивается. Колокольня и сегодня, в век небоскребов и гигантомании, поражает своими размерами и гармонией пропорций.


Киево-Печерская Лавра много раз терпела различные напасти. Так, через полвека после кончины знаменитого Илии Муромца татаро-монголы вторглись в пределы русских земель. Князья, увлеченные борьбой друг с другом, не смогли им противостоять, и в 1240 году Киев и Лавра были разрушены.

Казалось, монастырю пришел конец, ведь храмы сожжены, а почти все монахи убиты. Но нет! Постепенно вновь возродилась здесь жизнь, вновь собрались рассеянные по земле братья, пришли и новые люди.

Были в истории Лавры времена расцвета, были времена упадка. Но даже в тяжкие годы здесь всегда находилось место монашескому подвигу, начало которому почти тысячу лет назад положил загоревший под южным солнцем монах по имени Антоний.

  • Мощи — это тела праведных людей, которые после смерти часто остаются нетленными, то есть такими же, какими они были при жизни. Всего в пещерах Святой Успенской Киево-Печерской Лавры почивают мощи более 120-ти святых.
0 коментарів
0

You may also like